Lorental Doll





Философию стиля Рококо определяли женщины. «Женщины царствовали», - сказал Пушкин о том времени, когда заря рококо только занималась. Рококо считает главным в жизни - праздник, утонченное наслаждение и любовь. Игра, «искусство казаться» в жизни достигло в этот век такого совершенства, что театр с его условностями на сцене - померк. Рост общественного влияния женщины, «феминизация» культуры, успехи женщин в самых разнообразных отраслях искусства – об этом свидетельствует вся Европа XVIII столетия. На протяжении всего XVIII в. чувственность и изысканность будут определять стиль женской аристократической одежды. В моде тонкая фигура, гибкая талия, мягкие округлые линии бедер, маленькая головка, небольшая высокая грудь, маленькие руки, тонкая шея, узкие плечи - женщина напоминала изящную фарфоровую статуэтку. Сближение внешних черт мужчины и женщины, их изнеженный, кукольный облик, пренебрежение к возрастным особенностям (и молодые и старые носили одинаковые костюмы, применяли одну и ту же косметику), галантный флирт и салонные развлечения — вот характерные особенности того времени. XVIII в.принято считать столетием аристократии.

Жан Франсуа де Труа.”Объяснение в любви”, 1731г.
До самой смерти Людовика XIV костюм, как мужской так и женский, практически не изменялся. Только детали: отделки, вышивки, узоры кружев и цвет выбирали по своему вкусу. За год до смерти Короля - Солнца, в 1714г., на придворный бал в Версале попала герцогиня Шрусбери. Людовик, главный законодатель европейских мод, положительно оценил её маленькую, скромную причёску и умерено пышные юбки, и сразу в моду вошла простая, слегка припудренная причёска, украшенная букетиками или кружевной наколкой. Эта кажущаяся простота и стала основной модной тенденцией века, сразу и навсегда уничтожив причёску «Фонтанж», продержавшуюся в моде более 30-ти лет. Женщины с полотен Ватто, Буше, Патера, де Труа, Шардена все до единой причёсаны скромно и элегантно, — будь то роскошная маркиза де Помпадур , добродетельная Мария-Терезия или юная Фике из Цербста . Названия этих причёсок также сохранились — «бабочка», «сентиментальная», «тайна», «неженка».

В этот период модный силуэт женского платья напоминал перевёрнутый бокал – затянутый корсетом верх и широкая юбка внизу, пышность которой поддерживал юбочный каркас. Он-то и помогал дамам достичь идеального силуэта. Самою юбку делали из плотной проклееной ткани, а обручи из китового уса, металлических и ивовых прутьев или из туго сплетённого конского волоса. Вся эта конструкция пристёгивалось на пуговицах к корсету. Корсет плотно шнуровался сзади. Каркас называли панье, от фр. рanier – корзина. В Германии и в России подобные каркасы назывались фижмами (от нем. Fischbein — рыбья кость, китовый ус). Различали маленькое утреннее, или «осмотрительное» панье, панье «гондолу», сплющенное спереди и сзади, очень широкое панье «с локтями», на бока которого можно было положить локти.



В начале царствования Людовика XV такие юбки носили все женщины без исключения, от придворных дам до простых работниц. В конце царствования они были уже не в моде. Войдя снова в моду при Марии-Антуанетте, они приобрели совершенно необъятные размеры. К 1725-му году достигали 7-ми и более футов диаметром. Во второй половине века панье заменяют двойными фижмами, две полукупольные формы (для каждого бедра отдельно) крепили тесьмой на талии. Французские портные вскоре усовершенствовали и эту модель, предложив остроумную конструкцию, правда, довольно сложную: металлическое панье, отдельные части которого крепились на шарнирах и были подвижны. Управлялись они с помощью лент, выпущенных через небольшие разрезы на поверхность юбки. В платье с таким каркасом можно было без труда сесть в карету и пройти в узкую дверь.
В одежде рококо, сильно обнажающей тело, уделяется большое внимание нижнему белью - женщины носят белые чулки, как мужчины, но иногда также и пестрые. Нижнее белье теперь является настоящим произведением искусства, шелковое, украшенное золотом и серебром, богатыми вышивками и кружевной отделкой. Декольте позволяло видеть рубашку с кружевной оторочкой. Нижняя юбка стала не только дополнением и укреплением верхней юбки, теперь она играет важную роль и при ходьбе, т. к. может быть видна. Поэтому её богато украшают лентами, кружевными фестонами, воланами. С богатством нижнего одеяния связаны и обычные утренние церемониалы, которые имели место не только у коронованных особ, но и в мещанских домах, где принимали участие кавалеры.



Под корсетом и панье носили тонкую белую рубашку, расшитую шёлком, шитьём и кружевами. Поверх рубашки, корсета и панье надевали выходную шёлковую или парчёвую юбку, а иногда и две, но так чтобы верхняя, пышно декорированная, не полностью закрывала нижнюю, украшенную рюшами или оборками. Корсет (термин «корсет» появился только в XIV веке) скрывался лифом на шнуровке, к нему же были пришиты узкие рукава в три четверти, край которых украшали каскадом роскошных кружев разной ширины в виде воронки, которая именовалась «Пагода»
К шнуровке, чтобы платье имело законченный вид, пристёгивали треугольную вставку. Она называлась стомак. Открытое спереди платье, плотно облегающее верхнюю часть тела и собранное сзади в складки, получило название robes a la francaie. Такое платье обязательно носили с этой V- или U-образной деталью. Иногда к стомаку пришивали небольшой внутренний кармашек. Чтобы эта треугольная пластина не собиралась и не топорщилась на груди, стомак щедро украшали вышивкой, кружевами, рядами аккуратно расположенных бантиков из лент, которые назывались ecbellt (лестница) и даже драгоценными камнями. Такой роскошный стомак считался ювелирным украшением, поэтому его часто переносили с одного платья на другое. Поскольку всякий раз, когда женщина одевалась, стомак необходимо было подколоть к лифу платья, туалет занимал немало времени



Во времена Регенства появилось несколько новых своеобразных фасонов женского платья – контуш, или платье со складкой Ватто. Это свободное цельнокроеное платье, узкое в плечах, мягко падающее на широкий каркас по линии бедер. Особую красоту и прелесть представляла его спинка: по ширине плеч, ткань закладывали в продольные глубокие и широкие складки, которые имитировали плащ. Спереди контуш низко открывал грудь и шею, мог быть накладным или распашным. В XVIII веке этот наряд называли «Адриена» или «Летящее платье». Сегодня мы называем его «Платье Ватто», в честь известного живописца, который не единожды изображал такой наряд. Очень быстро этот ансамбль превратился в туалет для придворных церемоний. Он обязательно дополнялся ещё кружевной наколкой в волосах или тончайшей мантильей с золотыми кисточками, прикрывавшей голову. Не исключено, что «Летящее платье» около 1715 года Париж увидел на сцене «Комеди Франсе» в спектакле по пьесе Флорана Картона Данкура «Кокетки летом». Похоже, что этот туалет пришёл в жизнь из театрального гардероба.



Вторым новым и ставший очень популярным, был фасон платьев с укороченной впереди юбкой, обычно чуть ниже колен, с руковами той же длины - до локтя (что дало ширококе распространение муфтам) распашные с завязками из лент на груди. Стали модны также платья в виде плащей, с рукавами и без них.
Наиболее полным воплощением черт рококо является костюм второй половины XVIII века. В костюме значительно уменьшаются детали и усложняется декор. Такое платье называется «Полонез». Его обильно отделывали оборками, рюшами, всевозможными кружевами, цветами и выполнялось оно из более тонких и мягких тканей с мелким узором.



Перчатки без пальцев – митенки, были популярны весь XVIII век. Наиболее распространённым типом митенок был такой, когда большой палец отделялся от других четырёх пальчиков, а тыльную сторону ладони прикрывал треугольный клапан.



При Марии-Антуанетте происходила почти ежедневная смена фасонов, изобретением которых занималась сама королева при помощи тогда знаменитой модистки мадемаузель Бертен и танцовщицы Гимар. Сама она нередко одевалась настолько рисковано, что однажды, послав свой портрет матери, Марии-Терезии, она получила его обратно с надписью следующего содержания: «Вместо французкой королевы, которой я надеялась полюбоваться на портрете, я увидела перед собой разряженную танцовщицу. Несомненно, портретом ошиблись и прислали не тот, который предназначался мне».
Дальнейшее развитие женского костюма вновь возвращает его к двум треугольникам, соединённых вершинами на линии талии. Примечательно, что на протяжении всего XVIII века покрой женского платья во многом зависел от таких элементов нижнего белья как корсет и панье. Корсет имел низкий вырез, благодаря чему грудь стала почти открытой. В его задачу входило приподнять бюст, соблазнительно виднеющийся сквозь тонкую кружевную оборку в вырезе платья. Плотный, жёсткий очень открытый лиф платья контрастировал с пышной, непомерно раздутой по бокам юбкой на фижмах. Создавалось ощущение хрупкости и изящества фигуры. Форму треугольника подчёркивали очертания и отделка лифа и юбки.



Ткани и материи.
Не только костюм, головные уборы и причёски служили кутюрье эпохи рокайля, то же самое можно сказать о моде на расцветки тканей. В Париже не осталось ничего, вплоть до уличной грязи, чтобы не дало названия какому-нибудь оттенку шёлка: «Сточная канава» или цвет вышивки «парижская грязь», которой мадемуазель Ленорман отделала своё «Турецкое платье», вызвавшее настоящий фурор в обществе. Никто не сомневался в правильности названия цвета ткани «Кака дофина», которая появилась в честь рождения наследника в королевской семье. И объяснялось это всё не только капризами вкуса, но и страсным желанием перен, что само по себе является «ритмом времени», в котором правящий класс бежал навстречу своей гибели, ускоряя её фривольным образом жизни, стремлением к необузданной роскоши и, дошедшей до предела, игровой условностью.
Самыми модными материями были: атлас, шёлк и полушёлк с разноцветными узорами. Для особо богатых туалетов использовали брокат или парчу, для мантилий и вообще верхней одежды – разновидность лёгкого бархата или сатин. Эти ткани, обладавшие высокой драпируемостью и красивым рисунком характеризовались высокой подвижностью. Пересечения и изломы складок создавали выразительную, характерную для рококо ассиметрию, игру светотени. Композиция платья сочетала статичную, чётко фиксированную форму спереди и подвижную сзади.
Начиная с XVII века и далее, французское правительство поддерживало ткацкое производство в Лионе, щедро финансируя изобретение новых ткацких станков и технологий окраски. Французские шелка прославились благодаря первоклассному качеству и постепенно вытеснили итальянские шелковые ткани, доминировавшие в моде в предыдущем столетии. В середине XVIII века — в золотую эпоху стиля рококо — фаворитка Людовика XV мадам де Помпадур предстает на портретах в изумительных платьях, изготовленных из высококачественного шелка.





Обувь.
Костюм дополняли светлые шёлковые чулки с вышивкой, туфли на высоком изогнутом каблуке, который имел название «Голубиная лапа», Вогнутый внутрь, он создавал оптическую иллюзию, зрительно уменьшая расстояние между носком туфли и пяткой.
В конце XVIII в. в женской обуви, представленной туфлями на высоких каблуках, возникает строгая классификация цвета: черная обувь считалась парадной, коричневая предназначалась для прогулок, красная и белая была привилегией знатных дам. Танцевали в узких лёгких, светлых, шёлковых туфлях с красными или расписанными миниатюрами изогнутыми каблуками, высотой в «четыре пальца». Сзади к туфельке пришивали крохотный язычок, торчащий вверх, весь осыпанный бриллиантами. Красный каблук, ещё со времён Людовика XIV, оставался знаком принадлежности к дворянскому сословию.

По устоявшемуся мнению, главное украшение дамы – обувь. Знатные женщины носили в XVIII веке шелковые или лайковые туфельки на красном французском каблуе. Это лукавое и остроумное изобретение не только делало женскую фигуру выше, а осанку и походку изящнее, – французский каблук сделал ножку... маленькой! Это достигалось тем, что каблук-рюмочка смещал свой выступ к середине ступни, оставляя под пяткой лишь небольшое утолщение. Правда, ходить приходилось, семеня на цыпочках.
Дамы маленького роста носили особые башмаки – патены – на подставках-платформах. Модницы постепенно уменьшали количество материала, шедшего на туфли, все больше обнажая ногу. К середине века закрытыми оставались лишь кончики пальцев и узенькая полоска вдоль подошвы. Ни пряжки, ни пуговицы тут прикрепить уже было некуда. А закончился век и вовсе сандалиями и туфлями на плоской мягкой подошве, повторяющей форму стопы, с ремнями и лентами, обвивавшими голень.
Внимание к обуви, её украшению в 60-х годах 18 в. объясняется тем, что платья в этот период стали несколько короче и открывали ногу, поэтому необходимо было туфлю украшать не меньше чем платье. Она обтягивает ногу, но так же, как и платье, загромождена украшениями. Обувь украшают вышивкам, кружевами, перфорациями, страусовыми перьями, лентами и т. д. Элементы украшений мы видим те же самые, что и на платье. На туфле появляются даже такие украшения, как ветряные мельницы. Туфли делают из цветной кожи или из блестящего атласа, декорируют бантами, розетками или маленькими металлическими пряжками, форма туфли узкая с острым носком и высоким каблуком.



Важнейшими элементами украшения платья в эпоху рококо были оборки, бахрома, букетики искусственных цветов, ленты, тесьма синель, рюши из нежнейших кружев. Большое значение придаётся мелким дополнениям в одежде: веер, который был необходимой частью умения кокетничать, сумочка «пампадур» для бесчисленных косметических мелочей, брегеты – часы-брелоки на цепочке, перчатки и муфточка.



Во второй половине XVIII века в художественной культуре начинает оформляться новое направление, которое идёт на смену рококо. В большом искусстве – литературе, живописи, театре – оно будет называться неоклассицизм а в декоративно-прикладном искусстве и в костюме его чаще определяют как стиль Людовика XVI. Философы Руссо, Дидро и др. призывали к возрождению античности, которая виделись царством справедливости и истинной красоты. Мечты о «естественной жизни» были общим поветрием эпохи. Модными стали «простые» чуства, гражданские и семейные добродетели, естественность. Женский костюм, в отличие от мужского, долго сопротивлялся переменам, сохраняя старые формы. Рококочные претенциозные интерьеры служили богатым оформлением пышным фантазийным туалетам в стиле зрелого рококо. С конца 70-х появляются некоторые изменения, в первую очередь в костюме для прогулок и деревенской жизни. Этому не мало способствовала Мария-Антуаннета, которая любила пребывать в своей «деревушке» (имение „Малый Трианон”, в деревенском стиле, которое выстроили специально для неё и которое она очень любила) в простых белых платьях из лёгкого муслина.



Появились лёгкие платья модного блошиного или плюсового цвета (всевозможные оттенки красно-коричневого цвета), платья из тонкой хлопчатобумажной материи с набивными цветными рисунками, белые из перкаля и муслина. Под такие платья не одевали корсет и панье, так как такие платья в английском стиле имели удлинённую мысом спинку, зрительно суживающую спину и талию.



Очень интересен силуэт костюма 70-х годов благодаря каркасу, который крепился к нижней линии корсета сзади и приподнимал пышную юбку. Декольте стали прикрывать лёгкой кружевной косынкой, которая свободно набрасывалась на открытую шею и крепилась на стомак. Её называли – фишю.



Костюм последнего, предреволюционного периода находился под сильным английским влиянием. Из него исчезают многочисленные отделки: фалбала – узкая полоска отделочной ткани, собранная мелкими складками, гирлянды цветов, пуфы. В узорах тканей избегают сложных, запутанных линий. В женской модной одежде возникают функциональные элементы- comperes: две узкие полоски из ткани с пуговицами имитирующие жилет и прикрывающие переднюю часть корсета. Они соединялись с лифом платья при помощи крючков или пуговиц, а потому стомак, котороый всякий раз нужно было прикалывать к платью, стал не нужен, так как полочки «comperes» были более простыми и практичными элементами одежды. После 1785 года пропорции костюма изменяются: талия отмеченная поясом-кушаком поднимается под самую грудь, сама грудь прикрытая драпированной в складки косынкой, плавно выступает вперёд, основной объём юбки смещается назад. Свободное и элегантное платье, позволяющее красиво и легко двигаться, при дворе Марии-Антуанетты в шутку называли «рубашечным».



Появляется также несколько новых видов верхней одежды: карако, казакин – распашные верхние кофты с широкой баской. Их раньше использовали в домашнем костюме. Теперь они приобретают более строгую и удобную форму, предназначенную для прогулок. В холодное время года женщины стали одевать, похожий на мужской, редингот из тёмно-синего английского сукна, имеющий небольшой карманчик, куда совсем по мужски вкладывали золотые часы-брегеты, украшенные инкрустацией. Помимо функциональных деталей, костюм, построенный на сочетании ясных и чётких объёмов, ненавязчивый по цвету, дополняется атрибутами, необходимыми для удобства в повседневной жизни: часами, тростью, зонтиком, лорнетом. Происходит дальнейшее разделение предметов одежды по назначению и сезонам.
Причёски резко уменьшились в размере, упростились. Плоды, корабли и чучела уже кажутся анахронизмом, но пудру использовали до 1789 года.
В костюм вернулись шляпы из чёрного бархата с перьями райских птиц. Светлые соломенные шляпы обильно украшали пунцовыми розами. Из ювелирных украшений особой популярностью пользовался жемчуг. Он считался девственно скромным, почти не заметным.
Одежда простолюдинов, практически, не меняется. Сближение, а затем и смешение костюмов всех сословий начнётся только в следующем столетии, а пока все модные видоизменения воспринимается народом, как каприз аристократа.



Автор churya.com.ua/rococo_fashion1.html



@темы: статьи, мода, rococo